Уроки польского. Как фермеры не самой большой страны ЕС завалили мир едой

Опубликовано:8 июня 2020
Уроки польского. Как фермеры не самой большой страны ЕС завалили мир едой

«Фрукты» по-польски будут «овоци». Но еще интереснее, что в производстве и того, и другого поляки умудрились вырваться вперед многих государств, превратив свою страну в подобие аграрного рая. Польские фермеры завалили сначала свою страну, а потом и весь мир едой. Как им это удалось и применим ли их опыт в , у которой природные условия не хуже, а площади значительно больше?

Справка

Главная отрасль польского сельского хозяйства — растениеводство. Зерновые культуры занимают 56% площади сельхозугодий, кормовые — 18%, картофель — 16%, овощи — 5%. В южных окрестностях и Прикарпатья развито садоводство.

Из животноводства лидирует свиноводство. Следом идут разведение крупного рогатого скота, пчеловодство, рыболовство, птицеводство, овцеводство.

Сделано в 

Выходец из СССР, который уже десятки лет живет в Польше, Павел Конечко — фермер. Правда, выращивает он совсем немного и больше для своих собственных нужд.

— Статус фермера нужен для получения дополнительных льгот, и у нас многие этим пользуются. Аграрный сектор очень сильно поддерживается государством. Я, например, большую часть времени работаю гидом по Варшаве, но как фермер получаю льготы по оплате медицинского и социального страхования в размере 80%! — рассказал «Собеседнику» Петр Конечко.

Таких фермеров, кто работает только на себя и нужды своей семьи, в Польше 800 тысяч человек. Еще 500 тысяч работают на экспорт. Этикетки «Сделано в Польше» сегодня в большом количестве встречаются на прилавках европейских магазинов, а также еще порядка на 30 рынках сбыта в Азии, арабских странах, Латинской Америке. Польша стала одним из крупнейших агроэкспортеров в мире. А по некоторым позициям даже вышла в мировые лидеры. Например, по данным министерства сельского хозяйства Польши, каждое пятое яблоко на столе европейцев выращено в польских садах. Помимо овощей и фруктов, страна успешно отправляет за рубеж мясо и молочные продукты, рожь, ячмень, овес, польский ржано-пшеничный гибрид.

— Поляки, как никто в Восточной Европе, сумели выторговать себе все, что можно, при вступлении в  в 2004 году: субсидии, компенсации, программы развития. Большинство стран при вступлении в ЕС потеряли больше, чем приобрели — от  до . Польша смогла стать одной из самых динамично развивающихся среди стран бывшего СЭВ, — объясняет ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка .

Я бы в фермеры пошел

От Евросоюза польский бюджет со дня вступления в ЕС получает от 1,5 до 5 млрд евро в год. Но Польша смогла не только получить финансы от Европы, но и грамотно распорядиться денежными вливаниями. Больше половины европейских субсидий идет на прямые выплаты фермерам, размер которых зависит от посевных площадей и поголовья скота. Доход среднего фермера за последние 16 лет вырос в 2,5 раза, и теперь они зарабатывают больше, чем средний наемный работник.

Треть денег от европейских субсидий стабильно идет на восстановление сел.

— Переехать из города в деревню для нас — это обычный процесс, — говорит Петр Конечко. — Многие так и поступают. Деревни и села облагородились. Водопровод и канализация сегодня уже есть везде, как и асфальтированные дороги. Это уже не те разваленные деревни, которые были раньше. Одно время даже образовался дефицит плитки и булыжников, которыми люди обкладывали свои дома и участки. В польские деревни сегодня многие туристы едут просто полюбоваться. Агротуризм с проживанием в сельской местности тоже стал очень популярен.

В Польше каждый пятый фермер моложе 35 лет. По этому показателю страна занимает первое место в Европе. Молодежи, выбравшей работу на селе, сразу выдают немалые подъемные — по программе «Помощь на старте для молодых аграриев» начинающим фермерам выделяют по 25 тысяч евро. Так стране удалось не только замедлить отток молодежи из сел, но и наладить обратный процесс.

— У нас сегодня многие, в том числе и молодые люди, сознательно выбирают сельское хозяйство как вид деятельности, — подтверждает Петр. — Для них действуют льготные кредитные программы, на которые они покупают современную технику, семена, нанимают работников на сбор урожая, если нужно. Как правило, фермеры расплачиваются по кредиту уже в первые 2–3 года и дальше работают на свою прибыль. Существенная поддержка состоит еще и в том, что у польских фермеров голова не болит о сбыте своей продукции. У каждого из них есть договоры с переработчиками, куда они поставляют товары по фиксированным ценам. У нас очень развита переработка — консервирование, заморозка. Государство помогло наладить связи между производителями и переработчиками, и это очень большой плюс.

Проценты по кредитам для фермеров установлены на символическом уровне — 1–3% годовых. Средний фермер берет в долг в банке около 25–27 тысяч евро.

Куда крестьянину податься

«На мой взгляд, польские крестьяне живут достаточно богато. Пять коров прошлым летом было, свиньи не только на забой, но и свиноматки с поросятами. Трактор, два джипа, спутниковое TV», — пишут на одном из форумов про жизнь среднего фермера под Варшавой. Имея за плечами существенную господдержку, многие фермеры сами на земле даже не пашут. С началом сезонов посевной и сбора урожая поляки начинают искать работников в соседних странах — на Украине и в Белоруссии. Платят в среднем 150 злотых в день (около 2500 рублей), но и работа на сборе той же клубники не из легких.

В этом году польские фермеры вышли на демонстрации, так как из-за режима самоизоляции в стране оказалось некому собирать поспевшие ягоды. Фермеры в Польше — вообще очень активная и уважаемая часть общества. Они выходят требовать компенсаций, если в стране засуха. Выступают против карантина, если он, по их мнению, затянулся или слишком жесткий. Крестьяне выступают остро и достаточно сплоченно — будь то по поводу свиной чумы или выборов в парламент. Политики знают, что, если не пойдут навстречу людям, пашущим землю и кормящим страну, они потеряют немало политических очков и встретятся с еще более жесткой формой протеста — у фермеров, например, не заржавеет привезти к офису министра и вывалить на порог тележку с навозом. Фермеры — мощная и организованная политическая сила. Они уже перекрывали автомагистрали и грозились начать «осаду столицы». Игнорировать их власти не могут.

Шевелить мозгами и ногами

Еще в 2002 году Польша завозила примерно столько же продовольствия, сколько и Россия — на сумму около 3 млрд $. Но за прошедшие 18 лет польский аграрный экспорт вырос почти в 7 раз и обогнал импорт. Сегодня Польша вывозит больше продуктов, чем потребляет внутри страны. Возможно ли такое чудо и в России?

— У Польши, в отличие от России, нет и никогда не было так называемого ресурсного проклятия, когда можно несильно напрягаться, если есть нефть, газ, уголь, лес и т.п. У поляков ничего этого, кроме, возможно, угля, практически нет, и это их всегда заставляло шевелить мозгами и ногами чаще, чем это принято у нас. Плюс более высокий уровень предпринимательской инициативы и конкуренции в экономике вообще, — комментирует Евгений Иванов. — Кроме того, у нас структура агросектора — это часто перевернутая пирамида, поставленная на острие. В Польше и других странах мира в агросекторе, как правило, кооператив фермеров является владельцем мощностей по хранению, логистике, переработке. А у нас наоборот — владельцы заводов и элеваторов становились собственниками земли. При этом многие успешные мировые бренды, такие как Campina и Arla Food в Европе, Fonterra в Новой Зеландии, CHS в США, Valio в Финляндии и многие другие всемирно известные компании, — это кооперативы фермеров. У них могут быть тысячи акционеров, и они часто специализируются лишь на одной аграрной теме — например на молочной. В отличие от многих агрохолдингов в России.

Цифра

20 млрд евро в год зарабатывает Польша на экспорте аграрной продукции Евростат.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №20-2020 под заголовком «Уроки польского».


..
Следующая страница->